Предрассудки как ограничения

Когда мы оцениваем дело или человека, или группу и ее продукт, хорошо их не зная, мы говорим о предрассудке. В большинстве случаев предрассудок означает низкую оценку чего-то или кого-то в отсутствии знания предмета или ситуации.
            Каковы последствия такого предрассудка? Мы создаем границы для себя и для других. Они действуют в обоих направлениях — не впускают других внутрь и не выпускают нас вовне. предрассудок не дает шанса ни им, ни нам.
 Точнее, такое предрассудок действует как приговор. Мы ставим себя на место судей над другими и над тем, что они могут предложить, — а иногда и выступаем в качестве исполнителей приговора.
 А когда мы сами становимся жертвами предрассудков, как мы обходимся с ними? Можем ли мы открыть кому-то глаза, добиться, чтобы они изменили свое мнение и отказались от своего приговора? Вопрос в том, почему мы хотим убедить кого-то в прямо противоположном.
            Большинство предрассудков возникает между родителями и детьми. Сначала у родителей имеются предрассудки в отношении детей, позднее у детей появляются предрассудки в отношении родителей. Они мало знают друг о друге и своими предрассудками создают между собой отчуждение. Иногда они даже пытаются, часто подсознательно, соответствовать предрассудкам, задним числом их оправдывая.
 Действию каких сил оказываются при этом открыты обе стороны? Сила предрассудка окутана тайной. Никто не может одолеть силу этих предрассудков — ни те, кто выносит приговоры, ни те, кому они выносятся. Эти предрассудки обнаруживают гибкость и изощренность. Они осуществляют то, чего хотели достичь или боялись достичь, но в той лишь мере, в какой это принимается адресатом. Странным образом, подчинение предрассудкам возникает тогда, когда адресат борется против них. Вместо того, чтобы победить их, он их питает. Вопрос: как мы можем успешно их избегать?
Будучи порождением страха, предрассудок есть враг нового. Предрассудком мы отгораживаемся от нового, от всякого нового вызова, в себе и других.
 Вот основные утверждения, выступающие в качестве предрассудков:
 Номер один. «Это невозможно».
 Номер два: «Этого нельзя».
 Номер три: «Нельзя быть другим».
 Номер четыре: «Это опасно».
 Номер пять: «Ты не прав».
 Номер шесть: «Здесь ничто не подлежит изменению».
 Я мог бы продолжить список утверждений, диктуемых предубеждениями, но все они служат одной и той же цели: они связывают других по рукам и ногам.
                Вопрос: А правда ли, что это наши предрассудки? Или мы держимся их, поскольку их держались те, кто жил до нас? Не обстоит ли дело таким образом, что своими предрассудками мы транслируем предрассудки других людей, отыскивая новые жертвы?
                Если это так, то какие предрассудки, какие застывшие во времени образы оказывают действие на бизнес и людей в бизнесе? Как можно их одолеть? Откуда приходят эти предрассудки? Из каких тайных источников и образов черпают они свою силу?
 Древний образ, все еще действенный в них, это образ господ и рабов. Его отголоски до сих пор звучат во многих индустриальных конфликтах, но не господа, а рабы держат в руках бич. Они ведут себя так, будто правы сейчас они, а господа не правы.
 Поскольку этот древний образ продолжает жить, его отголоски усваиваются и предпринимателями. Они пытаются защититься от него. Делают они это посредством сверхмеханизации и других методов, делающих их более независимыми от сотрудников.
            Разумеется, я преувеличиваю. Я всего лишь хочу высветить скрытые измерения многих трудовых конфликтов, чтобы решать их быстрее и, возможно, по-другому. Я знаю, что существует много примеров противоположного подхода, когда обе стороны действуют сообща в поиске оптимального решения для всех.
                Для наших целей я могу оставить без рассмотрения глобальные последствия влияния этого древнего предрассудка, хотя особенно отчетливо они проявляются именно в глобальной перспективе, где мы видим, с какой невероятной силой скрыто действует этот предрассудок. Мы можем это наблюдать в коммунизме и в странах, где он захватил власть. Но также и в крайностях капитализма, которые оправдывают древний предрассудок, вновь и вновь многообразно его подпитывая.
                Итак, подобно паре вступающих в брак людей, которые выходят в путь, оставляя позади семьи, в которых выросли, и идут навстречу друг к другу, пока не встретятся на полпути, предприниматели и их работники оставляют позади старый образ господина и раба и идут навстречу друг другу как равные, пока не встретятся посредине. Они смотрят друг на друга с взаимным уважением и с уважением к задачам каждого и к их важности, и потом встают рядом, плечом к плечу. И вместе смотрят на третье, которому все они служат, каждый своим особым образом, поскольку третье осуществится лишь тогда, когда каждый внесет свой вклад, бок о бок с другими и сообща с ними, так что все зависят друг от друга в достижении общего успеха. То же самое и в отношении пары супругов, которые перестают быть сосредоточенными исключительно друг на друге; они теперь вместе смотрят на третьего, которому они в конечном счете служат, на их общее дитяк о бок с другими и сообща с ними, так что встают плечом к плечу.
            Здесь же, в случае предпринимателя и работников, то третье, которому все они служат, то третье, которое осуществится, когда обе стороны внесут каждая свой вклад, есть предприятие и его продукт, а в более широком смысле — те потребители, которые таким образом обслуживаются.
            Что именно значит работать сообща? Имея общую цель, обе стороны могут совместными усилиями решить, как они могут способствовать достижению успеха. Более того, обе стороны берут на себя ответственность и за успех каждого в своей области; обе стороны делят как доход, так и риск. Но это означает, что когда предприятие испытывает трудности, обе стороны принимают на себя убытки. Только таким образом они действительно становятся сообществом судьбы.
            Для меня это означает и нечто большее. Когда бизнес переживает трудности, предприниматели в качестве своего вклада привлекают и свои личные средства. Они готовы идти на сокращение своих личных доходов и ухудшение условий жизни, точно так же, как ожидают этого от своих работников. Так называемое личное состояние, образующее большую часть дохода от бизнеса, когда он успешен, служит бизнесу во времена трудностей и убытков, помогая ему встать на ноги.
 Как я уже сказал, с одной стороны, это всего лишь образы, но это могущественные образы, образы будущего. Они уже были реализованы во многих местах и многими способами, особенно на малых предприятиях, где успеху способствует солидарность всех участников, на человеческом уровне и на уровне общей ответственности за целое.
            Но даже и в больших масштабах этот другой образ может, в конечном счете, оказать воздействие на разные стороны, участвующие в производственной деятельности — когда, в силу древнего предрассудка о господах и рабах, те, кто исключен, становятся рабами. Этот новый образ может помочь им через какое-то время преодолеть древний предрассудок, способствуя этим достижению успеха для всех.
 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *